Войти
Logo
 

полезное

статистика

Пользователи : 1
Статьи : 870
Просмотры материалов : 2005325
Камчатка - жизнь на берегу океана (окончание)
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Рыбалка на море
Зимой на льду речек, впадающих в океан, можно видеть сидящих над лунками рыболовов. Среди них и капитаны, и рыбаки с малых рыболовных сейнеров. Казалось бы, работа должна отбить желание заниматься еще и любительской рыбалкой. А вот, поди ж ты, сидят над лунками с зимними удочками и ловят маленьких пресноводных гольцов, размером чуть больше окуньков-матросиков. Самая доступная здесь насадка - красная икра.

Есть и рыбалка, которая захватывает абсолютно все население прибрежного поселка, - это ловля корюшки. Ранней весной она заходит в лиман. Ее светящиеся косяки можно видеть в воде даже ночью. Рыбалка не спортивная. Ловят неводом, всеобщей бригадой. Вскоре на домах появляются гирлянды вялящейся корюшки. Поселок пахнет свежими огурцами. Такой необычный запах у этой, всеми любимой, рыбы. А в мае, когда весеннее солнце наполовину убавит снега, в лиман заходит крупная лососевая рыба - кунджа. Почти вся поверхность широкого протока, соединяющего лиман с океаном, в больших, то появляющихся, то исчезающих кругах. Как будто из-под воды поднимаются огромные пузыри воздуха и вспучивают воду. Местные жители говорят: “Плавится кунджа". Ловить эту рыбу можно в любом количестве, чтобы меньше страдала от нее молодь более ценных лососевых рыб.


Я ловил ее таким же древним способом, каким неподалеку ловил местный рыболов. Кольцами уложил на плотном песке толстую леску, раскрутил тяжелую блесну, забросил как донку и сразу же стал выбирать. Кунджа схватила на четвертом забросе. Она рвалась так, словно сильная собака вцепилась зубами в поводок и дергала его из рук. Я тянул, не ослабляя лески. Кунджа столбом выскочила из воды на всю свою почти метровую длину и опять шлепнулась в воду. Леска стала податливее. Выволок на песок пятнистую розоватофиолетовую рыбину. В ней было килограммов шесть. Она, как бульдог, зажала блесну мертвой хваткой. Только палкой удалось разжать челюсти. У второй кунджи торчала изо рта непроглоченная рыба, но она схватила еще и блесну. После третьей пришлось платком завязывать палец. Разрезал на сгибе леской. Никакая другая рыба, которую доводилось ловить, не сопротивлялась с таким упорством. Приладился наматывать леску на рукав куртки. Рыба хватала блесну, я тут же делал несколько витков леской вокруг рукава и безо всяких хитростей, как бурлак, выволакивал кунджу на берег. Но очередная рыбина разогнула стальное кольцо, которым крючок крепился к блесне. Новый крючок прикрепил двумя кольцами, и дело опять пошло.
Ловил на самодельную колеблющуюся блесну из красной меди. Длина ее немного больше 10 см, леска толщиной в 1 мм. Вдруг попался такой “крокодил”, что я не мог удержать леску. Наконец изловчился, накинул ее на рукав и, пятясь, стал медленно вытягивать рыбину из глубины. Такое впечатление, будто зацепилась нерпа. Вот-вот лопнет леска или сломается мощный крючок. Каково же было удивление, когда я выволок на песок обыкновенную кунджу, не больше других - килограммов на пять. Но крючок забагрил ее за хвост, и ей удобнее было сопротивляться. Рыбаки рыбокомбината спустили на воду лодку, неводом охватили большой участок и стали выводить невод на пологий берег. Вначале поверхность воды, казалось, кипела. "Смогут ли эти шесть человек вытащить невод с таким уловом?" - подумал я. Рыбаки сводили крылья невода и продолжали выбирать его из воды. Ко всеобщему удивлению, невод оказался пустым - ни одной рыбины. Как это могло случиться, не понимал никто. Такое повторилось еще несколько раз.

Я снова забросил блесну и вытащил очередную кунджу. Рыбаки завели невод напротив меня. Решили, что косяк стоит именно здесь. Но невод снова оказался пустым. Так никто и не смог понять, как кундже удается ускользнуть от невода. Высказав все, что думали по этому поводу, рыбаки уложили снасть в лодку и уплыли. Я неуверенно опять забросил блесну. Наверное, напуганная неводом рыба ушла. Но нет, снова поклевка.

На песке лежало уже 12 крупных рыбин. Рыболовный азарт сразу пропал, когда подумал: “Их еще надо тащить в поселок”. В улове было никак не меньше 50 кг. В ту пору принцип "поймал - отпусти" еще не работал. Да и сейчас не работает в рыбацких поселках.

Розовато-фиолетовые кунджи стали черными: налип темный вулканический песок. Он легко смывался. Я окунул в воду самую крупную кунджу, она, не дожидаясь, когда ее отмоют, упруго оттолкнулась и пропала в глубине. Осталось одиннадцать. “Ничего, - подумал я, - легче тащить”. Поднял голенища резиновых сапог, зашел в воду и, держа в руке веревку-кукан, поволок рыбу вдоль пологого берега океана, где по мелкой воде, а где и по снегу. В этом поселке, на восточном побережье полуострова, я не был давно. Не уверен, живут ли сейчас там люди. Столько событий произошло в стране. Но природа Камчатки, конечно, не изменилась.