Войти
Logo
 

полезное

статистика

Пользователи : 1
Статьи : 870
Просмотры материалов : 2005194
Зимняя сказка - под новым огуром
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Ловля рыбы на мормышку
Нас четверо: Борис Алексеевич - охотник и рыболов, большой любитель таежных походов, Иван Петрович - наш товарищ по ближним рыбалкам, Володя - самый молодой из нас, но самый искусный рыболов, непременный участник всех наших поездок, четвертый - я.
На этот раз мы собрались ехать на Красноярское море, где, по рассказам, попадались очень крупные окуни.
Подготовка к рыбалке всегда интересна. Еще раз проверяешь каждую удочку, пробуешь, насколько прочна леска, не затупились ли крючки... Я подготовил пять удочек, подвязав на каждую по две мормышки. Была удочка с леской 0,1 мм и мелкими мормышками и с леской 0,25 мм и мормышкой величиной с крупную горошину, сделанной из серебряной ложки, подаренной ко дню рождения.

Зимняя сказка

Выехали в ночь с пятницы на субботу. Было тихо и морозно. Впереди нас шла - машина с рыболовами, знавшими дорогу. Предстояло преодолеть более 250 км. Проехали сонный Дивно-горек. Впереди был слышен гул водопада с плотины Красноярской ГЭС. По мосту проскочили на левый берег Енисея и помчались в темноту. Дорога то круто взбиралась на гору, то, петляя, устремлялась вниз.
К утру проехали большую часть пути. Мощный свет фар выхватил из темноты домики еще спящей деревни Балахты. Стало значительно холоднее. Горы остались позади. По равнине гулял резкий, колючий ветерок. С большака свернули на Новый Огур, проскочили его и, переехав по мостику через речку, двинулись вдоль нее к одному из многочисленных заливов Красноярского моря. Этот залив образовался от затопления разлившимся Енисеем устья речки.
Было еще темно, когда мы добрались до цели своего путешествия. Быстро позавтракав, вышли на лед. Небо начало светлеть. На высоких берегах залива обозначились силуэты деревьев. Ветра не было. Кругом чернели фигуры людей.
Лед был еще не толстый, и лунки пробурили быстро. С волнением опустил мормышку. До дна около трех метров. Только начал поднимать мормышку - сразу же поклевка. Рука, как хороший автомат, немедленно подсекает. Живая тяжесть бьется на крючке. Рыба то упирается, то сама быстро всплывает, как бы стремясь движением вверх избавиться от держащего ее крючка. Опять останавливается, словно раздумывая, что делать дальше. И тогда леска натягивается, как струна. Только бы не лопнула! Рыба еще подалась сантиметров на тридцать. Хочется поскорее вытянуть ее, и в то же время понимаешь, что силой не возьмешь. Наконец, в лунке показалась крупная сорожка! Вот она - первая!
Тороплюсь насадить свежего мотыля и опускаю мормышку в лунку. Она проходит с метр и останавливается. Что случилось? Быстро дергаю вверх - и опять радость: на крючке крупная рыба. Вываживаю и все время говорю себе: "Поспокойней, не торопись!". Последним резким движением хочу выбросить рыбу на лед. Но не тут-то было. Рыба остается в лунке, а в руках... удочка с оборванной леской. Какая досада! Но еще не все потеряно. Ошеломленная сорога застыла в лунке в оцепенении. Быстро засучиваю рукав и лезу рукой в лунку. Ледяная вода обжигает, но я опускаю руку все ниже и ниже, подвожу ее под рыбу и рывком выбрасываю наверх. В лучах восходящего солнца заискрилась прыгающая на льду еще одна сорожка.
Начало положено. Следующим оказался окунь граммов на 150. Затем поклевки следуют одна за другой. Горка рыбы у лунки растет.
А утренняя заря разгорелась вовсю. На крутом южном берегу высились опушенные синеватым инеем грациозные ели и сосны, и зубчатые силуэты их красиво вырисовывались на розовом небе. Издалека доносился заливистый лай собак.
Чтобы согреться, бегу к друзьям, сидящим в разных местах залива. Борис Алексеевич встречает радостной улыбкой. Он доволен рыбалкой:
- Сюда надо весной приехать, - говорит он.
Иван Петрович сидит злой. От расстройства курит папиросу за папиросой.
- Черт возьми! Какая рыбина сошла!
- Да, жаль, конечно, - сочувствую я, - но ты еще поймаешь, не горюй!
- Разве такую рыбу поймаешь! - с огорчением говорит Иван Петрович.
У Володи улов больше, чем у всех. Это мастер. Даже когда ни у кого не клюет, он умудряется что-то наловить.
Первые уроки зимней рыбалки я брал у него. Бывало, сидим с ним рядом. Он вытаскивает то хорошую сорожку, то крупного подлещика, а у меня - окуньки с мизинец. В другой раз он беспрерывно таскает мерных, один к одному, окуней, а мне попадаются только ерши. Меняемся лунками. Вскоре из моей лунки он извлекает крупного горбача, а у меня не клюет. Вот и сейчас, разговаривая со мной, он то и дело вытягивает окуней весом по двести-триста граммов.
Разогревшись, я опять беру удочку в руки. Мормышка опускается плавно и без задержки. Мороз дает о себе знать: воротник полушубка от дыхания покрылся ледышками и инеем; то и дело приходится очищать леску от наледи. Мормышка у дна. Поднимаю, вновь опускаю. Играю, стараясь подражать различным водяным жучкам. Прошло минут десять. Поклевок нет. Отрываю уставшие глаза от кивка - как там у моих приятелей?
Борис Алексеевич стоит у лунки Ивана Петровича, а тот оживленно что-то рассказывает. Вероятно, опять сошла крупная рыба.
Неподалеку сидит Володя. Вот он встает и бежит ко мне.
- Как дела? - спрашиваю.
- Перестало клевать. Сошел крупный окунь, и как обрезало. Буду новую лунку сверлить.
Я только хотел сказать, что и сам намерен это же сделать, как вдруг мой кивок стал медленно сгибаться. Быстрое и короткое движение вверх - и рука ощущает ту самую тяжесть, из-за которой едешь на рыбалку за тридевять земель. Живой груз понемногу, толчками, подается вверх. Леска все время натянута до предела. Еще небольшое усилие - и она лопнет. Встаю над лункой во весь рост, продолжая держать леску в максимальном напряжении. Еще немного поднимаю вверх. Потом перехватываю леску и ввожу рыбу в лунку. Окунь! В воде он кажется огромным. Осторожно вытаскиваю его на лед, и тут отрывается мормышка. Но это уже не страшно. В красавце-окуне около килограмма!
Быстро меняю мотыля. Мормышка побежала вглубь. Но все мои попытки поймать еще такого же окуня кончаются неудачей. Клев прекратился. Теперь до трех часов дня можно и нам отдохнуть.
... К вечеру я перешел на другое место. Просверлил лунку посреди залива. Глубина метров шесть. Ну, думаю, здесь должны быть "лапти". Опускаю мормышку. Поднимаю до самого верха и вновь опускаю. Ничего нет. Играю около дна. Поклевка. Это был окунек граммов на пятьдесят. Он с большой поспешностью юркнул в воду, когда я выпустил его в лунку.
Сменил место. Несколько раз были поклевки, но подсечь не удавалось. Взял удочку с самой тонкой леской и с самой маленькой мормышкой. Опустил. Мормышка погружается плохо. Но вот довел ее до дна. Поднимаю, плавно покачивая, веду вверх-вниз. Поклевку на кивке не заметил. Однако рукой почувствовал, что схватила приличная рыба.
Осторожно вывожу ее. У самой лунки леска вдруг ослабла, тяжести не стало, а из воды поднялось несколько пузырьков
воздуха.
Раздосадованный, привязал новую мормышку. Где-то на середине мормышка застряла и никак не хотела больше опускаться. Потянул вверх, а там... рыба! С особой осторожностью, по всем правилам рыбацкой науки, вытащил хорошего подъязка.
Место попалось удачное. Клевали только сорожки и подъязки.
В декабре дни короткие, и на рыбалке они проходят быстро. Вроде только что был полдень, а солнце уже заходит.
В резерве у нас еще воскресенье, поэтому залив покидаем с радостной надеждой продлить удовольствие на следующий день. По-прежнему тихо. Длинные тени от деревьев пересекают нашу дорогу. Вершины сосен озарены красным светом. А небо удивительное! В той стороне, куда мы едем, у горизонта оно в серебристых, раскинувшихся веером полосах, устремленных широкой частью вверх. И там, в высоте, они переходят в розовые, оранжевые и красные шапки облаков. Прощальные лучи солнца разукрасили небо разноцветными барашками.
... На следующий день потеплело. Откуда-то прилетели две сойки. Одна оказалась очень смелой. Она подскакивала к лунке, быстро хватала рыбешку и уносилась в лес. Следом за ней улетала вторая, сидевшая в стороне и с опаской поглядывавшая на рыболовов.
И в этот день удача нас не покидала. Клевали крупные подъязки, окуни, сорога.
Выехали с залива засветло и поэтому могли любоваться природой. Дорога проходила по очень живописной местности. Справа и слева высились сопки, покрытые лесом. На деревьях висели гирлянды светло-сиреневого инея, который на вершинах ярко сверкал алым пламенем в лучах заходящего солнца. Это была чудесная зимняя сказка!
Постепенно краски вечернего заката все более тускнели, лес становился темнее и темнее. Но небо еще долго светилось загадочным бледно-розовым светом, пока на нем не засверкали огоньки звезд.

В. Зиманенко